Драйверы инфляции: до и после глобального кризиса

Драйверы инфляции до и после глобального кризиса В мире

После периодов 1970-х и 1980-х годов инфляция потребительских цен начала проявлять тенденцию к снижению. И такое положение, в общемировом масштабе, продолжалось с конца 1990-х годов вплоть до начала пандемии в 2020 году. В последнее время голоса, опасающиеся долговременного роста инфляции, стали более многочисленными и громкими. В этой статье мы попытались описать и разобраться в тех основных факторах, которые влияли на инфляцию в 122 странах за последние два десятилетия. Несомненно, что колебания цен на энергоносители сильно влияют на инфляцию, но, например, такие факторы, как независимая политика центрального банка того или иного государства или попытка искусственного таргетирования инфляции, имеют мало объяснительной силы.

Как ни странно, но пока ни один научно обоснованный подход не смог убедительно объяснить, по каким законам развивается глобальная инфляция. Из множества потенциальных детерминант в своих научных трудах экономисты широко выделяют экономические, институциональные, технологические и политические факторы, которые можно сгруппировать в восемь экономических теорий:

  1. природные ресурсы;
  2. демография;
  3. глобализация и технологии;
  4. деньги, кредиты и наращивание резервов;
  5. стратегии денежно-кредитной политики;
  6. политическая и институциональная структура;
  7. государственные финансы;
  8. инфляция в прошлом.

Однако исследования часто проводятся в разрезе стран с низкой инфляцией за относительно короткие периоды времени и сосредоточены на ограниченном числе предикторов. С методической точки зрения основное внимание в них уделялось линейным отношениям, хотя линейность не может считаться само собой разумеющейся, и предоставляет лишь несколько проверок устойчивости, основанных на альтернативных методах оценки или сравнениях моделей.

Это мотивирует провести другой тип исследования, в котором стоило бы оценить и сравнить основные движущие силы глобальной инфляции, а также модели, основанные на экономической теории, с подходом, основанным на машинном обучении, и явно учитывающих нелинейность в аспекте изучения структурных разрывов. Для этого необходимо обратиться к аддитивным смешанным моделям (АСМ), отобранным по условным информационным критериям. AСM – это метод регрессии, который широко использовался, например, в других областях исследований, таких как эпидемиология, но не для изучения инфляции.

Представленные ниже результаты получены из оценки 98 адаптированных смешанных моделей на основе 37 экзогенных переменных в 122 странах, включая развитые и развивающиеся экономики, а так же рынки стран с низкими доходами, за период с 1997 по 2020 годы. Соответствующим экзогенным переменным были присвоены восемь экономических теорий, упомянутых выше, и было проведено сравнение их с AMM, переменные которого были выбраны с помощью алгоритма машинного обучения, в частности, на основе стимулирующих моделей.

Читать также:  Facebook стал вершителем истории, за что подвергся в США травле

 

Цены на энергоносители и арендная плата

Наибольшее значение для инфляции имеет взаимодействие цен на энергоносители (в основном на нефть) с энергетической рентой, а не сами по себе цены на энергоносители. Суммируя доказательства, с использованием контурных графиков, можно проследить растущее инфляционное давление на уровень аренды и трат на энергетику для конечных пользователей.

И в этом нет ничего необычного. Но есть и необычные результаты – самый сильный эффект стимулирования инфляции возникает, когда цены на энергию низкие, а рента за электроэнергию высока. В этих условиях рост цен на энергоносители приводит к сильному ускорению инфляции, которая удерживается на уровне более 4%.

Наоборот, когда арендная плата за электроэнергию низкая, рост цен на энергоносители по-прежнему увеличивает инфляцию, но не так сильно, как при высокой арендной плате. После уровня цены в 80 долларов за баррель нефти марки Brent этот эффект стабилизируется. Но, с некоторых пор, а именно со времени окончания глобального экономического кризиса 2008 года, это взаимодействие ослабло.

 

Демография, технический прогресс и глобализация

Старение общества часто упоминается в литературе и сообщениях СМИ как фактор, влияющий на инфляцию. Эмпирические исследования дали разные результаты. Было обнаружено, что демографические тенденции способствовали тенденции к дезинфляции (снижении уровня инфляции), описанной выше, хотя они были менее значимыми, чем взаимосвязь между ценами на энергоносители и арендной платой. Увеличение доли капитала в сфере информационных и коммуникационных технологий разгоняет инфляционные процессы и превосходит показатели глобализации, такие как торговая и финансовая открытость стран.

Читать также:  А. Раевский (The Saker): Путин припечатал Запад ультиматумом

 

Рост денежной массы, обесценивание денег и закредитованность населения

В целом рост денежной массы менее актуален, чем увеличение закредитованности обывателей кредита. Хотя увеличение количества кредитов, за весь период выборки, линейно связано с инфляцией, эта модель, по-видимому, ослабла или даже стала отрицательной после глобального кризиса. И напротив, положительная связь роста денежной с инфляцией осталась почти постоянной.

 

Денежно-кредитная политика

Согласно Милтону Фридману (1974: 1), можно утверждать, что «… нет технической проблемы в том, как положить конец инфляции. Настоящие препятствия носят политический характер». Таким образом, в дополнение к демографическим и макроэкономическим переменным можно также учитывать в числе главных факторов политическое устройство страны и принять во внимание стратегии денежно-кредитной политики, независимость центрального банка и прозрачность расходования средств. Однако их объяснительная сила невысока. Из нескольких политических переменных релевантными являются только гражданские свободы, расширение которых после кризиса имело дефляционный характер.

 

Государственные финансы и внешний долг

Влияние государственного дефицита и долга на инфляцию – тема, которая вызвала значительный интерес и споры среди экономистов и политиков. Есть две точки зрения по этому поводу. Милтон Фридман (1970) утверждал, что фискальная политика сама по себе не важна для инфляции, в то время как для Томаса Сарджента (2013) «устойчиво высокая инфляция всегда и везде является фискальным феноменом».

Несмотря на обширную литературу, свидетельствующую об обратном, динамические результаты показывают, что государственный долг не был основным источником развития инфляции. Более актуальным является его администрирование, в частности, когда руководство государства допускает, что большая доля внешнего долга, номинируется в иностранной валюте.

 

Прошлый уровень инфляции

Текущая инфляция находится под положительным и линейным влиянием прошлого роста цен, что свидетельствует о существовании «пользователей адаптивных ожиданий», которые используют прошлую инфляцию для прогнозирования будущей инфляции.

 

Другие реальные факторы текущего момента

В целом, более высокий уровень реального ВВП (Валового Внутреннего Продукта) на душу населения до 50 000 долларов приводит к росту цен, но незначительному. Эффект сглаживается за пределами этого порога. Однако в странах с низким и средним уровнем дохода картина выглядит совершенно иначе. До кризиса практически не было никакого влияния на инфляцию из-за низкого уровня ВВП на душу населения.

Читать также:  Принцип мироздания: США разорили — Китай восстановит

Теперь же, особенно после начала пандемии и ограничений, за слабой отрицательной ассоциацией на уровне дохода ниже 10 000 долларов следует всплеск инфляции, превышающий этот уровень дохода. Кроме того, увеличилось количество банкротств предприятий реального сектора и в несколько раз увеличилось количество налоговых споров, так как при введении формального локдауна, власти не объявили его де-юро. Поэтому многие предприятия вынуждены были при остановке бизнеса, отчислять налоги в казну как и прежде.

Наглядным показателем служит уровень повышения цен в России и большинстве государств с этим уровнем дохода из Южной Америки. Рост реального ВВП подпитывал инфляцию, но был менее важен, чем реальный ВВП на душу населения. Разрыв выпуска нелинейно связан с инфляцией и играет незначительную роль по сравнению с ВВП на душу населения, но опережает рост ВВП.

 

Выводы

Из всего вышеприведённого можно выделить четыре важных фактора, которые имеют значение для политики удержания уровня инфляции в относительно узком коридоре. Первый относится к разработке грамотной денежно-кредитной политики государства. Но что наиболее важно для процесса удержания чрезмерного роста цен, так это взаимодействие цен на энергоносители с энергетической рентой. Эффект от роста денежной массы наблюдался слабым и менее значимым, чем рост кредитной задолженности общей массы населения, эффект которого, кажется, даже стал отрицательным после глобального кризиса. Это говорит о том, что меры денежно-кредитной политики, направленные на стимулирование создания кредитов с конечной целью повышения инфляции, могут иметь неприятные последствия. Целевой показатель инфляции не имеет объяснительной силы. Более уместны предположения о влиянии обменного курса национальной валюты к основным мировым валютам (доллар, евро, фунт-стерлингов). Во-вторых, из множества политических факторов наиболее убедительный результат связан с гражданскими свободами. В-третьих, существует лишь слабая связь между государственным долгом и инфляцией. Наконец, две структурные силы – старение населения и накопление капитала в сфере информационно-коммуникационных технологий, кардинально влияют на результаты, но в противоположных направлениях.

Оцените статью
Новостной портал
Добавить комментарий