Чиновники РФ кладут в карманы миллиарды, а в Китае — являются с повинной

В мире

Чиновники РФ кладут в карманы миллиарды, а в Китае — являются с повинной

Новая крупная история о коррупции в сфере госзакупок всплыла на поверхность российского информационного поля. Но скоро она забудется, как и многочисленные подобные эпизоды, показывающие масштаб и системность воровства в российском государстве.

Пока наверху нас пугают приближающейся войной и грозят дубиной всему свету, небольшая компашка ушлых людишек умыкнула у Северного Флота почти 700 млн рублей. Как полагают в Следственном комитете РФ, консультант департамента ВМФ АО «Рособоронэкспорт» Андрей Клокоцкий и начальник службы развития и эксплуатации ракетно-артиллерийского вооружения управления кораблестроения ВМФ Вадим Мовчан вступили в преступный сговор с бывшими руководителями московских ОАО «Завод „Электроприбор“» Муталибом Эмиралиевым и АО «Союз-М» Замиром Ахмедовым, также другими фигурантами, включая военных представителей на заводах. Из материалов дела следует, что они «путем обмана и злоупотребления доверием должностных лиц Минобороны» совершали хищения при исполнении государственных контрактов по модернизации вооружения боевых кораблей Северного флота. В частности, деньги выделялись на закупку современного навигационного оборудования и ремонт зенитных ракетных комплексов, входящих в состав вооружения ракетных крейсеров. Всего, по версии следствия, за четыре года путем завышения цен и имитации выполненных работ сообщниками было похищено 692,7 млн руб.

«Имитация» выполненных работ, видимо, означает установленные не на кораблях, а на бумаге, несуществующие в жизни «новейшие системы вооружений», о которых нам бравурно сообщают высокопоставленные официальные лица, поднимающие наш патриотический дух. В незапамятные времена казнокрадов от оборонки можно было бы назвать предателями, подрывающими обороноспособность страны. Но сейчас эта история мало кого впечатлит, потому что коррупция в России стала системной и охватила все сферы жизни, включая оборону и правоохранительную систему. За счет коррупции создаются гигантские состояния, строятся дворцы знати, пополняются авуары иностранных банков. Но и страна скудеет и не может выбраться из перманентного кризиса, решить насущные проблемы, построить эффективную систему управления, искоренить бедность. О провалах госпрограмм, связанных с коррупцией, не раз сообщала Счетная палата РФ, основываясь на своих проверках. Причем, несмотря на провозглашаемую борьбы с коррупцией, она расцветает все пышнее. В бытность президентом Дмитрий Медведев с возмущением говорил о 1 трлн рублей хищений из госбюджета при госзакупках. Тогда это было десятой частью всех государственных расходов России. Ныне эта цифра выросла многократно и уже никого не удивляет.

Не так давно эксперты Высшей школы экономики оценили объем коррупционных выплат при госзакупках в ₽6,6 трлн. В среднем, по их расчетам, взятка обходится компании, претендующей на госконтракт, в 22,5% его суммы. Но любой, кто работал с госконтрактами скажет, что «откаты» составляют 50 процентов и больше. Как следует из материалов исследования, на воровство тратится 6,2% ВВП России (107 трлн руб. за 2020 год), или 35,3% от доходной части федерального бюджета (18,7 трлн руб).

Анонимно опросив российские компании, участвующие в системе госзакупок, авторы исследования выяснили, что с коррупцией при прохождении конкурсных процедур сталкивались более двух третей (71%) поставщиков. Вряд ли все, кто давал взятки были искренними, а это значит, что практически везде при госзакупках присутствует воровство. И это несмотря на многократную переделку закона о госзакупках, на изменения процедур конкурсов и другие антикоррупционные меры.

Основываясь на подсчетах ВШЭ, можно сделать вывод: около трети всех ежегодных госрасходов не идет в дело, а раскладывается по карманам приближенных и не очень лиц. За этими цифрами — не построенные военные корабли, ракеты, школы, больницы, дороги и так далее. Фактически на взятки государство «выделяет» больше, чем на образование или здравоохранение. На уворованные деньги можно было бы значительно поднять нищенские пенсии, решить немало других социальных проблем, стимулировать развитие страны. Но увы…

«В текущих условиях поставщику выгоднее вступать в сговор, чем работать над уникальностью или инновационностью товаров, работ или услуг», — утверждают авторы исследования. Грустно осознавать, что мы живем в стране тотальной коррупции, но гораздо большая неприятность заключается в том, что она обрекает Россию на стагнацию и отсталость. Как залоговые аукционы отдали в руки не самых порядочных и эффективных людей национальное богатство страны, так и сейчас путем тотальной коррупции создается слой собственников, которые не мыслят свою жизнь без воровства. Они же диктуют обществу свои стандарты жизни и моральные ценности. Честный труд обесценивается, не приемлющие коррупцию порядочные люди высмеиваются, им приклеиваются ярлыки неудачников и врагов.

Читать также:  Судно ВМС Украины получило повреждение в акватории Черного моря

Официально коррупция в нашей стране не приветствуется, хотя все чаше от высокопоставленных лиц можно слышать слова в оправдание коррупции, что она, де, существовала всегда и везде. В последнее время в так называемой экспертной среде, особенно среди допущенных к телевизору комментаторов высказываются мнения о неизбежности и даже «полезности» коррупции, которая якобы способствует работе госмеханизма и даже стимулирует экономический рост. Сформирована и продолжает укрепляться олигархически-бюрократическая элита (так называемая), нацеленная исключительно на воровство, для которой этот образ жизни и мышления является обыденным и безальтернативным. Это может говорить о том, что в нашей стране взят курс на фактическое оправдание коррупции. При этом нередко появляются негативные оценки борьбы с коррупцией в других странах. Мол, там тоже все плохо с этой точки зрения, и раз уж так сложилось, то пусть все продолжается, как есть. Понятно, что в такой трактовке заинтересованы выгодополучатели коррупционной системы. Но выгодно ли это России?

Нередко говорят и пишут о том, что борьба с коррупцией в Китае — это лишь способ устранения политических оппонентов или бизнес-конкурентов. Утверждается, что коррупция в Китае куда масштабнее российской, что она — якобы плоть от плоти китайского национального характера и она неискоренима. Что касается масштабов, то здесь следует учесть, что объем китайской экономики в десять раз больше российской. Исходя из этого и надо сравнивать.

Но давайте обратимся к фактам. Прежде всего, необходимо отметить, что наказание за коррупцию в КНР куда строже, чем в России. Даже за покушение на взятку там можно лишиться карьеры, собственности, попасть в тюрьму на долгие годы. Фигурантам нашего дела о хищения на Северном флоте в Китае скорее всего грозила бы смертная казнь или пожизненное заключение. Причем китайское антикоррупционное законодательство ужесточается год от года. В КНР невозможно стать фигурантом дела о крупной коррупции, но не только не попасть в тюрьму, а и остаться при своих, как это у нас не раз бывало. Исключения касаются только полностью раскаявшихся, вернувших наворованное и сотрудничавших со следствием.

Опыт Китая в борьбе с коррупцией говорит о значении политической воли руководства в этом процессе. С приходом к власти нынешнего Председателя КНР Си Цзиньпина был резко усилен специальный партийный орган по борьбе с казнокрадством, который занимается этим без оглядки на чины и звания. Но при этом он не подменяет правоохранительные органы и суды. В результате за последние 12 лет в Китае было расстреляно около 13 тысяч коррупционеров. Эту статистику, кстати, дают иностранные эксперты, сами китайцы ограничиваются отдельными сообщениями о наиболее важных делах. Например, хорошо известно дело о хищениях в ходе подготовки к Олимпийским играм 2008 года. Тогда была проведена показательная казнь сразу 150 коррупционеров.

Немного личных впечатлений. Осенью 2016 года я находился в Китае, когда очередной пленум ЦК Компартии Китая среди прочего особо рассматривал вопрос борьбы с коррупцией. Английская корпорация ВВС как раз сообщила, что с 2013 по 2016 годы в КНР были проведены антикоррупционные расследования в отношении 1 млн чиновников и партийных функционеров. И я стал просматривать китайские газеты в поисках подтверждения этой информации. Но китайцы были скупы на обобщающую статистику. Зато с 12 по 18 октября 2016 года в респектабельной «Чайна дейли» были опубликованы три сообщения об осужденных за коррупцию.

Читать также:  «Пакт Молотова-Риббентропа»: политологи о призыве к сотрудничеству с правительством талибов *

Первое было посвящено экс-главе горкома КПК города Тайюань (центр провинции Шаньси) Шен Вейчену, который был осужден судом на пожизненное заключение за взятки в размере 95,42 млн юаней (около 14,5 млн долларов). Естественно (в соответствии с китайским законодательством), все его имущество конфисковано, а сам он лишен политических прав. Газета написала, что суд учел чистосердечное признание Шена, раскаяние, его готовность сотрудничать со следствием и максимально возместить ущерб. Поэтому смертную казнь ему заменили на пожизненное заключение.

Важная деталь: расследование касалось работы Шена с 1992-го по 2014-й в качестве начальника спорткомитета провинции, главы городского комитета партии и замдиректора Центрального управления по общественным коммуникациям. Это особенность нынешней антикоррупционной кампании, проводимой Си Цзиньпином: срок давности для взяточников отменен.

В другой заметке сообщалось о печальной судьбе другого высокопоставленного чиновника — функционера Всекитайского народного собрания (парламента) Бай Енпей, который из-за размера взятки и «тяжелых последствий его преступления для общества» был приговорен к смерти. Суд инкриминировал ему 247 млн юаней (почти 2.5 млрд рублей). Как было сказано в заметке, с февраля 2012 года, когда «президент Си Цзиньпин вступил на свою должность, он развернул масштабную кампанию по борьбе со взяточниками, невзирая на чины, на высоком и низком уровне». В китайском варианте это называется «бить тигров и мух».

В номере от 14 октября газета информировала читателей о незавидной судьбе бывшего замгубернатора провинции Хайнань Тан Ли, который осужден на пожизненное заключение за взятки в размере 86,25 млн юаней, полученные им в 2001−14 годах. Опять же с поражением в правах и с полной конфискацией имущества. Как установил суд, работая на разных должностях и в разных провинциях, Тан «покровительствовал бизнесу, использовал свое положение для извлечения материальной выгоды, в том числе получал взятки наличными». Опять же от казни, как пишет газета, Тана спасло «чистосердечное раскаяние, а также то, что устранены негативные последствия от его преступлений». То есть он все вернул в казну.

Газета написала: «Верховный антикоррупционный цербер» в июне 2014-го сообщил, что в отношении Тана выявлены серьезные факты нарушения дисциплины и в январе 2016 года он предстал перед судом". Для того чтобы понять замысловатую китайскую фразу, нужно знать, что застрельщиком в деле борьбы с коррупцией среди членов КПК (а высшие чиновники, как правило, состоят в партии) тогда являлась Центральная комиссии по проверке дисциплины (ЦКПД). Эта структура существовала и раньше, но именно при Си Цзиньпине она превратилась в силу, обладавшую, пожалуй, большим весом, чем спецслужбы. ЦКПД формально подчинялась только ЦК партии, а на практике ее работу контролировал лично лидер КНР Си Цзиньпин. Таким образом исключалось давление со стороны коррупционеров и использование ими «административного ресурса».

Но ЦКПД лишь изучала первичные факты. Следом к этой работе привлекались спецслужбы, а затем при наличии веских оснований дело передавалось в суд. Беспартийными взяточниками ЦКПД, как правило, не занимается, они — прерогатива спецслужб. Но в обоих вариантах все происходит очень обстоятельно. В случае с Тан Ли досудебное расследование длилось полтора года. Затем еще 9 месяцев в деталях разбирался суд. При осуждении коррупционера на смертную казнь, как правило, дается отсрочка исполнения приговора на два года — на случай выявления оправдательных моментов.

Расследование деятельности еще одного крупного коррупционера, о котором написала «Чайна Дейли» — зампредседателя постоянного комитета Народного собрания провинции Шаньси (вице-спикера облдумы, по-нашему) Цзинь Даоминя — началось в феврале 2014-го. И только в октябре 2016 года он был осужден на пожизненное заключение. И вновь те же меры «социальной защиты»: поражение в правах, конфискация. Между прочим, сам Цзинь работал на различных должностях в контролирующих партийных органах. Но брал. За что и поплатился, невзирая на высокую должность и связи…

Читать также:  Американцы пытаются взламывать бензоколонки из-за роста цен на топливо

Приведенные газетой за несколько дней факты из жизни высокопоставленных взяточников в Китае лишь отчасти проливают свет на общую картину борьбы с коррупцией. Как видим, только один из четырех высших чиновников удостоился «высшей меры», но вряд ли можно позавидовать и остальным схваченным за руку. В среднем казнокрадов в Китае осуждают на 10−15 лет.

Впрочем, нынешнее руководство Китая следует прежде всего принципу неотвратимости наказания. И это дает свои результаты. Взяточников становится меньше на всех уровнях. Дорожный полицейский, учитель, врач не возьмут «на лапу» — за 100 долларов можно попасть в тюрьму.

Этапом в борьбе с коррупцией стал 2018 год, когда были внесены очередные поправки в Конституцию и антикоррупционные законы, а также был создан новый орган — Национальная надзорная комиссия. Тогда Верховная народная прокуратура отчиталась по уголовным делам против 120 бывших высокопоставленных чиновников на уровне министерств и выше, в том числе против Чжоу Юнкана (бывший министр общественной безопасности КНР, бывший член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК).

Немаловажно в борьбе с коррупцией и то, что Китай преследует взяточников по всему миру. На конец 2018 года, в рамках кампании «Небесная сеть» Китай вернул в страну 4141 сбежавшего должностного лица из более 90 стран и районов мира. Среди них 825 госслужащих. Объем возвращенных расхищенных средств — около 10 млрд. юаней (100 млрд. рублей). Этим руководит специальная Канцелярия по вопросам розыска и возврата беглых преступников при Центральной антикоррупционной координационной группе ЦК КПК. Всего же в рамках этой системной работы правоохранительным органам Китая при поддержке МИДа, который использует международный вес страны, удалось вернуть на родину десятки тысяч проворовавшихся чиновников и бизнесменов. Важно и то, что казнокрады знают, что им не скрыться от китайского правосудия, и это играет важную роль в профилактике коррупции.

Особое место в борьбе с коррупцией и укреплении системы государственного управления играет специальная компания по искоренению «формализма и бюрократизма». Партийные и государственные органы следят за выполнением «кодекса чиновника» и проводят ежегодно десятки тысяч расследований по фактам нарушений «восьми положений об улучшении стиля работы и поддержания тесной связи с массами» — специального кодекса поведения чиновников. Эта работа контролируется Центральной комиссией КПК по проверке дисциплины и Национальной надзорной комиссией. Десятки тысяч чиновников и партийных работников ежегодно привлекаются к административной и дисциплинарной ответственности.

После очередного ужесточения законодательства и усиления борьбы с коррупцией в 2018 году у тысяч чиновников и бизнесменов появилось жгучее желание добровольно повиниться за взятки. С тех пор в Китае 42 тысячи чиновников добровольно сдались компетентным органам Китая, прося наказать за коррупцию.

Все это говорит о системной борьбе с коррупцией в КНР и дает свои плоды. Успех Китая в борьбе со взятками оценили даже международные структуры. В 2016 году Transparency International ставила Китай на 83-е место по уровню коррупции (Россия, экономика которой в 10 раз меньше китайской, тогда была на 119-м месте). В 2020 году Китай в этом рейтинге уже находится на 78-м месте, тогда как Россия откатилась на — 129-е.

Но самое зримое достижение в борьбе с коррупцией — динамичный рост экономики Китая, которая неуклонно движется к мировому доминированию. Китай ускоряет и расширяет реализацию крупнейших в мире инфраструктурных проектов: дороги, мосты, стадионы, целые города там строятся быстро и с минимальными затратами. Ракеты исправно летают в космос, проектируются самые современные самолеты, транспортные средства будущего, вложения в науку и технологии дают все возрастающий вклад в ВВП. И это напрямую отражается на повышении уровня жизни людей. Средняя зарплата в Китае давно превысила российскую., Поднебесная избавилась от бедности по критериям ООН. Страна развивается, несмотря ни на какие внешние и внутренние обстоятельства.

Об авторе: Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд»

Источник

Оцените статью
Новостной портал
Добавить комментарий