Ли Куан Ю умер, но дело его живёт!

Ли Куан Ю умер, но дело его живёт!

Руководитель Сингапура Ли Куан Ю скончался в воскресенье 24 марта в 2015 году — семь лет назад. В ответ на его смерть газеты разразились такими заявлениями: «Рост мировой экономики замедляется, и повторить успех Сингапура в течение следующих 50 лет вряд ли кому удастся. Особенно без сильного лидера, способного задать видение будущего на десятки лет вперед и жестко его придерживаться…»

По ВВП (ППС) на душу населения Сингапур занимает третью или четвертую позицию в мире, опережая такие страны как США и Швейцария. Страна-город с населением около шести миллионов человек (для сравнения, в Швейцарии 7,5 млн) превратилась в одно из богатейших и технически развитых государств мира. Поэтому местный авторитарный руководитель Ли Куан Ю считается образцовым автором реформ. Как так получилось? Это интересная история, на многое проливающая свет.

Приведем тут замечательное высказывание современного социолога, сторонника мир-системеного анализа, профессора чикагского университета Георгия Дерлугьяна: «Откуда взялась пресловутая сингапурская модель? 50 лет назад Сингапур был нищим, хаотичным городом третьего мира на нескольких торговых перекрестках. Это был базар. Почему там возникло эффективное государство? Или почему оно возникло в Южной Корее? И почему не возникает на Филиппинах или в Южном Вьетнаме? Ответ состоит в том, что элиты создают эффективное государство только при наличии серьезной угрозы: либо это угроза войны с внешним противником (это в основном европейский путь), либо угроза гражданской войны (это путь Кореи, Сингапура, во многом Японии). Элиты понимают, что их сметут, если они не сумеют создать эффективную рыночную экономику».

Маоистов отличают чудовищные социальные эксперименты, экономическая политика, ведущая к голодоморам и массовый террор. Создать техническую развитую современную экономику они не в состоянии, но в качестве пугалки для правящего класса Сингапура оказались весьма хороши. Итак, первое и главное, согласно мнению Дерлугьяна: если политики знают, что, в том случае если они не обеспечат своему народу экономическое процветание, они утратят власть, это является наиболее мощным стимулом для эффективных реформ.

Читать также:  В Великобритании признались, что Европа не подумала о последствиях санкций

Сингапур — авторитарное государство. Оно подавляет инакомыслие и политическую критику и им управлял на протяжении десятилетий диктатор. В обмен на согласие общества с таким политическим проектом, был обеспечен невиданный экономический подъем: в течение 40 лет ВВП рос в среднем на 8% в год. Причем, этот рост привел к невиданному росту благосостояния населения.

Ли Куан Ю сделал три вещи, на которые большинство правителей развивающихся стран не способны.

Ли Куан Ю умер, но дело его живёт!

Во-первых, он повел жесткую борьбу с коррупцией и первым в мире решился на увольнение всех сотрудников полиции до последнего человека. Посадил он за взятки и нескольких своих близких друзей. Современная система права обеспечила условия для эффективного развития бизнеса, а полицейских и любых других чиновников, осмеливавшихся этому препятствовать, немедленно отправляли в тюрьму.

Во-вторых, Ли Куан Ю вкладывал большие средства в образование и развитие городской инфраструктуры, подготовку для бизнеса квалифицированных кадров: рабочих и специалистов.

И, наконец, в-третьих, диктатор полностью открыл город для иностранного и транснационального бизнеса, стимулируя развитие технологий. Поступил он довольно просто. Если вы хотите развивать производство изделий, которые в стране пока никто не производит, с вас не берут налоги. Создавайте рабочие места и зарабатывайте сколько хотите. По истечении определенного времени налоги все-таки начинают взимать, но тоже небольшие. Поскольку Сингапур в начале реформ мало что производил, получился настоящий рай для инвесторов. Более того. К каждой крупной транснациональной компании, желавшей работать в Сингапуре, был приставлен чиновник, который стремился удовлетворить любые ее потребности. Итог был таким, что транснациональные корпорации производят сегодня большую часть промышленной продукции, а отрасль электроники лидирует в производственном секторе и даёт около 48% от общей промышленной продукции.

Сингапурская модель держится на нескольких точках опоры: жесткая защита частной собственности и системы наемного труда (как от коррупционеров-чиновников, так и от восстаний рабочего класса), формирование налогового рая для инвесторов, развивающих современные отрасли промышленности и, наконец, огромные государственные инвестиции в инфраструктуру и образование.

Иногда я слышу разговоры о том, что было бы неплохо, если бы нашелся правитель, который провел бы в данной стране (нужное выбрать) реформы, подобные тем, что осуществил Ли Куан Ю. Увы, этот разговор отдает инфантилизмом. И дело даже не в том, что за чечевичную похлебку, пусть и обильную, была продана свобода. Далеко не всякий диктатор обладает умственными способностями Ли Куан Ю. Что, если придет какой-нибудь деятель, который зальет страну кровью, но ничего нового не предложит? И главное: сингапурский эксперимент стал результатом смертельного страха правящей элиты, которая, наблюдая рост влияния радикалов в собственной стране и печальную судьбу коллег в странах соседних (где оные радикалы победили), решила ограничить собственные амбиции и коррупционные доходы.

Читать также:  Как пандемия и госпереворот превратили Тунис из рая в ад для туристов

Источник

Оцените статью
Новостной портал
Добавить комментарий