О курах, банках и бабках

Из новостей узнаем, что “русский” миллиардер Шалва Чигиринский обвиняется в США в растлении несовершеннолетней. Он, конечно, все отрицает.
Да и нам, если честно, по барабану его сексуальные предпочтения. Пусть хоть кур щупает.
Нам не все равно происхождение его состояния и его криминальное прошлое. А тут все куда интереснее, чем с курями.

Ша́лва Па́влович Чигири́нский (род. 1 июля 1949 года, Кутаиси, Грузинская ССР,СССР) — российский бизнесмен.

Друг и соратник Ходорковского, Шалва начал с грабежа вместе с Мишей московского рынка недвижимости. Тогда Чигиринский уже был весьма влиятельным человеком в московской мэрии, а Ходорковскому принадлежал банк Менатеп. Пользуясь положением Чигиринского, эта парочка за бесценок скупала лучшие объекты в Москве и Московской области. Причем прибыль составляла минимум 1000 (тысячу) процентов. То, что было куплено за 3-5 тысяч, продавалось за несколько миллионов. Таким образом, искусственно были задраны цены на рынке недвижимости, и он был основательно подорван. Менатеп именно на этих сделках сколотил основные деньги.

Сладкая парочка приблизительно 500 млн. $ только на этих махинациях. Потом, в 1994–1995 годах, на вырученные деньги Ходорковский скупил крупные пакеты более ста промышленных предприятий России: Усть-Илимского лесопромышленного комбината, крупнейшего в России производителя чистовой меди «Уралэлектромедь», Среднеуральского и Кировоградского медеплавильного заводов, Красноярского металлургического, Волжского трубного и т.д.
Гигантские обороты бизнеса требовали соответствующей защиты. И вот тогда Чигиринский, используя свои связи, и пригласил для этого чеченскую группировку, которая и по сей день контролирует весь рынок недвижимости в Москве. К тому времени разросшейся бригаде «чехов» тоже требовались хорошие связи — и в нее постепенно стали вливаться представители общественных движений и партий, а также работники органов власти и управления. С началом “чеченской” войны к ним присоединились боевики-террористы. Из этого и сложилась “чеченская мафия в Москве”.

Читать также:  Особенности радиостанции Рацио R900

Уже к 1995 году Чигиринский и Ходорковский имели практически неограниченные финансовые и административные ресурсы. Ходорковский – на федеральном уровне, Чигиринский – на уровне московской мэрии. При этом силовая поддержка оказывалась “чеченцами”. В такой обстановке можно было приниматься и за нефть. В декабре 1995 года – в результате залогового аукциона и совмещенного с ним инвестиционного конкурса – Ходорковский получает 78 процентов ЮКОСа, второй по величине в России и четвертой в мире нефтяной компании.

Что получает Чигиринский? Несколько скромнее – контрольный пакет Sibir Energy и Московского нефтеперерабатывающего завода, который он силовыми методами отобрал у главы ЦТК Юрия Шафраника, настаивавшего на стратегическом альянсе столицы с одной из крупнейших нефтяных структур. Менатеп провел грандиозную аферу:: банк взял у московской мэрии кредит на миллиард рублей под залог акций ЮКОСа. В результате махинаций все акции были возвращены ЮКОСу, а мэрия осталась с носом. Провернул эту блестящую аферу Чигиринский, через свою правую руку – некоего Шахновского, который потом ушел в ЮКОС, где стал номинальным держателем акций компании и возглавил ЮКОС-Москва. Реальным же владельцем акций является сам Шалва Чигиринский. Крышевала ЮКОС чеченская группировка, путь которой в Москву открыл лично Чигиринский.

И это еще присказка, сказка заняла бы гораздо больше места.
Так что вопросы постельного характера пусть достопочтенному бизнесмену задает Армия Спасения, а нас интересует тривиальное: “Где деньги, Зин?

Оцените статью
Новостной портал
Добавить комментарий