Новая романтика. History of New Romantics

Новая романтика — New Romantic

Краткая история «Новой Романтики»
Если сама «новая романтика» как стиль относится к 1978 — 1985 гг., то как эстетическое направление, оно появилось гораздо раньше. Midge Ure 1980. Лондон «Сцена ночного клуба»‘Blitz». Клан эксцентричных и прекрасных людей встречаются, чтобы вместе провести вечер, они бегут от монотонности нормальной жизни ради создания особого мира, где каждый становится «звездой».

В эту жаркую ночь клуб открывает свои двери для экзотических, оранжерейных цветов — очаровательных старлеток, людей, одетых в костюмы пиратов, священников, воинов и клоунов, среди персонажей этого маскарада можно увидеть английских эстетов конца 19 века, поэтов Латинского квартала, Фрэнка Синатру, великого Гэтсби и Глена Миллера. За морем цвета разнообразных костюмов на сцене появляется новая группа. Это «Spandau Ballet». Танец мгновенно останавливается, чтобы снова продолжиться, как только группа начнет играть. В воздухе плывут кольца от сигарет «Gitanes», в бокалах — «Bordeaux», неотразимые официанты разносят толстых розовых креветок. Сегодня здесь почти все ключевые фигуры новой поп-элиты Лондона.

Midge Ure и Billy Currie из группы «Ultravox» потягивают коктейли. На первом из них свободно ниспадающий складками серый костюм, тоненькие, будто карандашом прорисованные, усики, тщательно взбитый кок, длинные тонкие бачки. На втором — широкие брюки с высоким поясом, голубая рубашка с коротким рукавом и отложным воротником и золотая сережка в ухе. Но вот головы присутствующих поворачиваются к входу, потому что у входа король «новых романтиков» — Steve Strange. И сегодня он выглядит просто потрясающе. Полное лицо с рудиментарной бородкой покрыто гримом бронзового цвета, а взбитые волосы поднимаются сантиметров на двадцать надо лбом…

Истоки «новой романтики»

Конец музыкальной эпохи 1960-х годов, продиктованной философами франкфуртской школы, закончился символически — эстетика безобразного (так называемая контркультура) привела к самоуничтожению ряда лидеров андеграундной музыкальной культуры. Как верно подметила Patti Smith — «Мама, когда-то ты говорила, что все, что нам нужно — это любовь, а теперь ты сидишь один на один со своей разбитой и никому не нужной жизнью матери-одиночки». «Коровьи мальчики» и музыканты негритянского происхождения, не обладая ни художественным вкусом, ни полноценным образованием, кроме уродливого, низкопробного и деструктивного принести в искусство ничего не смогли. Результатом проделанной ими так называемой рок-революции явилась пропаганда «уродства» в культуре и натуралистическое отношение к человеку как к субъекту разнообразных душевных и физиологических экскрементов.

Творцам эстетики безобразного в искусстве в начале 70-х была противопоставлена другая альтернатива, которая технически (использование новых инструментов) хотя и совпадала с музыкальной культурой 50-60-х годов, но концептуально отталкивалась не от идеологии «антикультуры» франкфуртцев, а от тысячелетней  романской, а позднее видоизменившейся романтической культуры, в основе которой лежали основные категории эстетики европейской цивилизации — прекрасное, возвышенное, гармоничное. В системе ценностных координат человек представлялся как существо божественное (а не низменное, как у 60-тников и натуралистов), обладающее возвышенной душой, неизменно стремящейся к достижению идеальной красоты. Основным конфликтом данного типа традиции стала борьба людей, стремящихся к возвышенному, и людей, удовлетворяющихся своим низменным существованием. Эти идеи получили свое яркое оформление особенно в 19 веке (во время борьбы идеалистов с вульгарностью материализма и позитивизма) в творчестве поэтов, музыкантов и художников — романтиков.

Основные источники романтической традиции
Музыка — Ф.Шопен, Ф.Шуберт, Р.Вагнер. Живопись — немецкие художники-«назарейцы», английские «прерафаэлиты».
Литература — Д. Китс, О.Уайльд, Гельдерлин, Ж.-К. Гюисманс, Т. Готье, Ш. Бодлер,
А. Рембо и др.
1972 г. Париж-Лондон-Нью-Йорк
Романтическая традиция не умирала и в 20 веке. Наиболее стойко она сохранялась во Франции, где, к примеру, традиция декадентского шансона, ведущего свое начало от Мориса Роллина, продолжала существовать и во второй половине 20 в., а Жан Кокто воплощал ее даже в кинематографии. Именно в конце 60-х годов ряд англо-американских музыкантов перебираются в Париж, где они учатся основам тысячелетней традиции.

Результатом этого скрещения (Париж-Лондон-Нью-Йорк) стало возрождение романтического стиля («эстетского искусства») в виде «глэм-попа» в лице таких музыкантов, как David Bowie (с Линдсеем Кемпом учились в Париже у Марселя Марсо), музыкантов Roxy Music (Ferry учился у Жака Бреля — отсюда особая интонационная вокальная манера, что, кстати, проявилось и у Bowie), Sparks (Мулен Руж и Марлен Дитрих), Marc Bolan (Марлен Дитрих — особенно это заметно в их одноименной песне «Baby Boomerang»). Все они — выпускники арт-колледжей, или, как сказал позднее Steve Strange, «начав рисовать маслом в живописи, они перенесли свои занятия живописью в музыку». Воплощая идеи в музыке и превратив свое искусство в подобие «Русских сезонов в Париже», они пробудили целые музыкальные направления, неверно обобщенные примитивным понятием «панк», на самом деле являющиеся не чем иным, как развитием романтического искусства. К примеру, в Нью-Йорке «Television» и «Patti Smith Group» воплощали в музыке поэзию Поля Верлена, Артюра Рембо и других «проклятых поэтов».

Глэм-поп породил и другое направление в романтической музыке, целиком опирающееся как на Roxy Music, Bowie, французский шансон, так и на английский «эстетизм» конца 19 в. (прежде всего на О. Уайльда). Этим стилем стала «новая романтика». Начавшись со следования канонам Roxy и Bowie, она оформилась путем скрещения глэма с космическим и компьютерным бумом. Идея Bowie о Зигги Стардасте скрестилась с синтезаторами; и музыка космического пространства, переданная Стэнли Кубриком в фильме «Космическая одиссея 2001 года» вальсами И. Штрауса, воплотилась в середине 70-х годов в «шопениану» группы «Space». На стыке глэма и романтической музыкальной классики (если Шопен и Дебюсси стали «композиторами» «Space», то Шуберт — «Kraftwerk»a) и возник стиль новой романтики, взявший за ритмическую основу стилистику электронного диско мюнхенской группы композиторов, сплотившихся вокруг Giorgio Moroder’a.
Отсчет направлению задала возникшая в 1973 году группа «Ultravox», они были первыми, вторыми в 1976 г. в Кенсингтоне — «Japan».

Прорыв и рождение стиля
1977 год оказался решающим для «новой романтики». Один за другим выходят альбомы, совершившие музыкальный переворот в самом романтическое течении. «Kraftwerk» в ответ на альбом Bowie выпускают «Trance-Europe-Express», «Space» — «Magic Fly», «Deliverance», Giorgio Moroder -«From Here To Eternity», Bowie — «Low», «Heroes», Cerrone — «Supernature».
Английские декаденты-романтики в следующем 1978 году фактически под влиянием вышеперечисленного закладывают основу того, что сегодня мы называем «New Romance». «Ultravox» выпускают альбом с концептуальным названием «System Of Romance», «TubewayArmy» продемонстрировали на своей первой пластинке уникальное скрещение звучания синтезатора «Moog» с робототематикой «Kraftwerk» и панком клуба «Roxy», «Magazine» в первом альбоме «Real Life» предложил соединение изломанной мелодекламации Мориса Роллина и Марлен Дитрих с полифонией
синтезаторов, бывший басист «Sex Pistols» Glen Matlock создал группу «Rich Kids», куда он собрал людей, которым суждено определить будущее стиля — Rusty Egan’a и Midge Ure’a (ex-Slick), в этом же году эта группа выпускает свой единственный альбом, на котором тоже присутствует синтезаторное звучание.
В 1978 в Бирмингеме была сформирована группа «Duran Duran». Группа «Japan», выпустившая в 1978 году сразу 2 альбома, показала свою способность скрещивать и вводить в глэм-концерт новаторские элементы, группа «Soft Cell» дает свое первое выступление.

Но одним из самых знаменательных моментов 1978 года становится образование студийной группы «Visage», ядро которой составили 2 музыканта из «Rich Kids» (Midge Ure, Rusty Egan) и уэльсец Steve Harryngton (позднее Steve Strange). Они становятся той мозговой группой, которая произвела «новоромантическую революцию», захватившую мир на целых пять лет. Вокруг них стали формироваться единомышленники из «Ultravox» (Billy Currie), «Magazine» (Dave Formula, Barry Adamson) и других групп, тяготевшие к выражению сходных эстетических идей. Таким образом, они связали внешний вид и музыку, прошлое и будущее. Выйдя из рамок студий, они решили образовать оазисы новой идеологии на базе ряда лондонских клубов.

«Новоромантические клубы»
«Blitz» был задуман и сделан молодым человеком из Уэльса, который охранял дверь,  встречая друзей и выпроваживая тех, кто не мог быть ими. Он стал жрецом высокого вкуса, и его изменения стиля диктовали моды для тех, кто находился в клубе.
Звали его Steve Strange. «Blitz» задумывался как место, в котором каждый мог бы носить ту одежду, которую он хочет носить в своих фантастических мечтах и действительно быть кем-то, кем бы он хотел быть без возможности быть осмеянным за свое отличие». («Top Of The Pops» — annual 1983).

Сначала Лондон наводнили таинственные афиши «Слава, слава — как мне призвать
тебя?! (слова из известной песни Bowie «Fame») Клуб для героев. Диско в Трансъевропейском экспрессе». Адрес указан не был, но слух пошел, и вскоре каждый вечер во вторник у заветных дверей стали собираться неофиты. Egan крутил свой любимый электропоп (Giorgio Moroder, Telex и т.д.), a Steve, одетый во все неотразимое, стоял у дверей, не впуская пьяных, футбольных болельщиков и вообще людей, выглядевших слишком нормально, бедно, домоседливо, устало и недостаточно стильно. «Они не могли бы участвовать в нашем милом сумасшествии…». Вскоре клуб переехал в новое помещение, которое и получило название «Blitz». Так начало возникать то, что сами романтики окрестили «Культ без названия».

«Blitz» не был единственным клубом «новых романтиков», наряду с ним и таким клубом как Billy’s. в Лондоне существовали менее известные Cheguaramas, Rum Runner.

Новоромантические клубы стали площадками, на которых экспериментальная работа в области музыки, дизайна, моды получала свое воплощение и проверку. В орбиту эстетического эксперимента были втянуты художники самых разных жанров. Клубы позволили создать работу для дизайнеров, артистов, фотографов, дали возможность эстетически талантливой молодежи, которой не давал пробиться мэйнстрим, сделать что-то. Глобальная продюсерская работа в области внедрения высокого стиля во всех видах искусства в конце концов сделала Лондон мировым центром моды. Сам Strange говорил: «Я полагаю, что мы оживили жизнь, возродили моду на клубы, дали работу множеству людей — фотографам, модельерам, художникам, модисткам — это очень серьезно и это поистине творческий подход к жизни. Мы снова включили Лондон в карту моды. Ничто английское не оказывало влияния на парижских модельеров с 1976 года». Специалисты парижского журнала «Vogue» переместились в Лондон. Стилист «Roxy Music» Alan Price начал плодотворно сотрудничать с новым движением, оформляя обложки пластинок «Visage», Duran Duran, консультируя «новоромантическую» музыкальную элиту в области сценического имиджа.

За всем этим стояло внедрение одного из главных концептов как «Русских сезонов в Париже», так и глэма — единство, синкретичность всех видов искусства, принцип «Sound and Vision» (нераздельность внешнего облика и звучания).
Другим принципом «новоромантической» моды становится лозунг «Индивидуальный стиль не купишь в магазине». Strange, воплощая этот принцип, стал одним из законодателей индивидуализации костюма в практической жизни. «Эй, парень, да я смотрю, ты вроде не с нашей планеты», — сказал ему однажды подвозивший его таксист, разглядывая костюм в виде орхидеи. «Ах, как это типично, как примитивно,» — прокомментировал Steve. Само название группы, выбранное им — «Visage» — отражает его представление о собственное внешнем облике: «Я не могу просто так выйти на улицу, я должен обрести свою внешность. Выбрать костюм — дело несложное, некрасивых вещей у меня нет. Но чтобы сделать лицо… тут пятью минутами не обойдешься. Грим невероятно важен. » Наряду с модой, апробацию в клубах проходили и новые музыкальные коллективы, новые музыкальные идеи.

Выпущенные примерно в одно время композиции «новых романтиков» завоевали первые места национального английского хит-парада. Обновленный Ultravox с четырьмя синглами из альбома «Vienna», Visage с композицией «Fade to Grey» вызвали обвальную популярность «новой романтики» как стиля вначале в Англии, затем в Европе и в конце 1982 года — в США. Чуть позже чартсов достигают группы «Spandau Ballet», «Duran Duran», «Landscape», «Classix Nouveaux», «Human League», «OMD», «Modern Romance», «Heaven 17», «Soft Cell» и другие. Вслед за работами первого поколения музыкантов-«неоромантиков» приходит второе — «Depeche Mode», «B-Movie», «Talk Talk», «Blancmange», «KajaGooGoo» и др. Начинаются мировые турне групп «новой романтики» — Duran Duran, Ultravox, Japan и др.

В этот период (1980-1984) когорта людей, делавших звук глэм-попу, приходит сотрудничать с группами «новоромантической ориентации». Продюсер David’a Bowie Tony Visconti работает с «Modern Romance», John Panter — с группами «Re-Flex» и «Pseudoecho», звукорежиссер David’a Bowie Colin Thurston вообще становится одним из основных продюсеров новоромантических групп. Так, он продюсировал первые два альбома группы «Duran Duran», первый альбом «Talk Talk», «KajaGooGoo» и др.
Продюсер группы «Space» J.P.Illiesko участвует в записях группы «Visage», клавишник группы «Space» R.Romanelli записывает альбом совместно с ударником
«Visage» Egan’ом «Connecting Flight». Под влиянием «новой романтики» оказываются многие музыканты. Так, группа «Queen» в этот период времени становится завсегдатаем «новоромантической» музыкальной элиты.

Под влиянием клавишника «Duran Duran» Nick’a Rods’a и других «новоромантических» музыкантов «Queen»выпускают альбом «Hot Space», продюсируемый продюсером группы «Sparks» специально для Giorgio Moroder’a, а свою композицию «Radio GaGa» Queen выпускают с подражанием композиции Visage «Beat Boy». David Bowie, отобрав модели из клуба «Blitz», в том числе и Steve Strange’a, снимает новоромантический клип на композицию «Aches to Aches» и выпускает пару альбомов со звучанием, приближенным «новоромантическому». Не избежал влияния «романтиков» и сам Ferry, особенно на альбоме «Flesh & Blood». Сотрудничество основателей глэм-попа с «новыми
романтиками» было достаточно широким. Когда осколки Duran Duran основали группу «Arcadia» и выпустили одноименную пластинку, на саксофоне играл саксофонист «Roxy Music» Andy McCay, а некоторые гитарные партии сыграл гитарист David’a Bowie Mick Ronson, в проекте «British Electric Foundation» наряду с бывшими членами Human League и бывшим вокалистом Ultravox’a John’ом FOXX’ом принимал участие легендарный Gary Glitter. Период триумфального шествия «нового романтизма» продолжался 4 года (1980-1984 гг.) Именно на эти годы приходится самое лучшее, что создано «новыми романтиками», и в 1984 году были выпущены последние яркие альбомы.

Затем начинается период, в котором многие музыканты этого направления, добившись коммерческого успеха, пытаются следовать ускользающей моде, все больше уходя от той стилистики, с которой они начинали, в эстраду, поп-джаз, техно-поп и другие течения, с каждым годом теряя свою самобытность и превращая свою музыку в клишированные образцы. Из всего этого многообразия до сегодняшнего дня дошли немногие — Mark Almond (Soft Cell), Depeche Mode, Midge Ure, Erasure продолжают записывать неплохие альбомы. Duran Duran, Spandau Ballet при сохраняющейся популярности ушли от концептуального содержания музыки в область эстрадизированного звучания. «Новая романтика», совершив революцию и породив волну эпигонов и апологетов, девальвировавших ее своею пустотой, умерла как массовое эстетическое движение, но угли еще тлеют в небольших лондонских клубах. И кто знает, кто следующий снова раздует пламя?!

ОСНОВНЫЕ «НОВОРОМАНТИЧЕСКИЕ» ГРУППЫ:

«ОСНОВАТЕЛИ» («ПЕРВАЯ ВОЛНА») — ULTRAVOX, RICH KIDS, MAGAZINE,GARY NUMAN, VISAGE, JAPAN, HUMAN LEAGUE, HEAVEN 17, LANDSCAPE, ORCHESTRAL MANOEUVRES IN THE DARK, SOFT CELL, JOHN FOXX, BRITISH ELECTRIC FOUNDATION, BERLIN BLONDES

«ВТОРАЯ ВОЛНА» «НОВОЙ РОМАНТИКИ» — DURAN DURAN, CLASSIX NOUVEAUX, SPANDAU BALLET, DEPECHE MODE, A FLOCK OF SEAGULLS, MODERN ROMANCE, BLUE RONDO, BLANCMANGE, B-MOVIE, YAZOO, POSITIVE NOISE.

«ТРЕТЬЯ ВОЛНА» — TALK TALK, ABC, RE-FLEX, KAJAGOOGOO, TEARS FOR FEARS, EURYTHMICS (1983-1984), BRONSKI BEAT, PROPAGANDA.

«НОВОРОМАНТИЧЕСКИЕ АПОЛОГЕТЫ И ЭПИГОНЫ» — ALPHAVILLE, BERLIN, PASSION PUPPETS, MEN WITHOUT HATS, CRAZY HOUSE, FOUNTAINHEAD, PSEUDO ECHO, BOYTRONIC, REAL LIFE, NOVA.

Оцените статью
Новостной портал
Добавить комментарий

Adblock
detector